Чудесное исцеление

В наши дни никого не удивишь нетрадиционной медициной. А об анималотерапии слышали и владельцы домашних животных и те, у кого их нет. Во многих странах общение с животными приписывается не только в больницах, домах престарелых, но и в реабилитационных центрах и даже в тюрьмах. Я тоже была наслышана о чудесных случаях, когда собачки купировали сердечные приступы, а кошки лечили остеохондроз или даже брали на себя онкологию хозяина.

Обо всем этом я слышала, но в силу характера приписывала все эти случаи психологическому воздействию домашних питомцев на любящего их хозяина, а то и просто согревающему действию тела животных у которых, как известно, температура выше человеческой. Несколько раз мне пришлось столкнуться с анималотерапией дома. Кошка Соня, небольшая любительница сидеть на руках, вдруг проявила удивительную настойчивость, когда я заболела бронхитом. Она упрямо лезла мне не грудь, мужественно выдерживала мой кашель и ушла только когда я согретая живым компрессом уснула.

Точно так же повела себя Соня, когда у меня разболелась печень. Кошка улеглась мне на бок, причем в очень неудобной для себя позе, почти повиснув в районе больного органа. Боль ушла, словно кошка ее всосала своим тельцем. Я удивилась, но не более того. Меня больше интересовало, как кошка узнала, где у меня болит? И почему другая наша голубоглазая кошка ни разу не проявила своего лекарского таланта?

И все же следующие случаи анималотерапии убедили меня в том, что люди, к сожалению, не научились пока до конца распознавать удивительные свойства и способности животных. Те случаи были связаны с мигренью, которой я страдаю редко, но как говорится – метко. Правда после того, как сталать посещать клуб Ветка Сакуры я про них практически забыла. Но в этот раз свалившись от приступа, приготовилась долго страдать и забыться избавительным сном. Прыгнувшую на подушку Соню просто не было сил согнать. Соня же начала вылизывать мне лоб своим шершавым язычком. Помню, раздражало меня это ужасно, но я была дома одна и никто не спас меня от этой экзекуции. А язык кошки, шкрябавший меня в одно и то же место, уже просто причинял боль. И только тут я заметила, что боль от настойчивого шершавого язычка перебила, а потом и вовсе «истребила» боль от мигрени. Так я и уснула с мурчащей кошкой на голове.

Второй случай вспоминаю до сих пор с ужасом, так как боль застала меня не дома, накатила с такой силой, что я не могла открыть глаза. Так с полузакрытыми глазами и влезла в маршрутку, которая (о, ужас!) была прокурена. Борясь с подступившей тошнотой, позвонила мужу и еле слышным голосом попросила встретить меня на остановке. Как муж тащил меня домой, не помню, в голове билась одна мысль: «Домой, выпить таблетку и в кровать…» Зайдя во двор, увидела, что на крыльце меня встречают две мои собаки — шарпеи: старшая Терра — и младшая Арлет. Обычно они встречают меня весьма активно, прыгая и пытаясь лизнуть в лицо. Сейчас же они стояли как два изваяния и внимательно смотрели на меня. Я протянула вперед руки, положила ладони собакам на головы и просипела: «Привет, девчонки». Исцеление было мгновенным, боль словно стекла с меня, я открыла глаза, аккуратно повертела головой и чуть не заревела, от ощущения чуда. Помню, я все посматривала на собак, не болит ли у них голова? Но собаки вели себя как обычно, а я лишний раз убедилась, что наша связь с удивительными созданиями гораздо глубже, чем некоторые думают.

Читать еще:

Комментарии и пинги к записи запрещены

Комментарии закрыты