Дана

В январе прошлого года в одном из домов нашего большого жилкоповского двора умерла женщина. Звали ее Наташа, семья ее была неблагополучная и состояла кроме самой Наташи из двух ее братьев, которые время от времени возвращались из тюрьмы, чтобы потом опять туда попасть. Пьянки, бомжеватые гости, скандалы с соседями, у которых начинали пропадать вещи, развешенные для просушки – все это не способствовало близкой дружбе Наташи с жильцами нашего двора. Мне тоже разговаривать с Наташей было, в общем, не о чем. Но однажды Наташа привела домой на грязном обрывке веревки молодую полукровку среднеазиатской овчарки.

Может это и неправильно, что именно собака побудила меня попытаться наладить общение с соседкой, но как бы то ни было, Наташа на контакт не шла. На мои вопросы отвечала вяло, на улыбку не реагировала. А я, уж простите чокнутую собачницу, больше волновалась о собаке: не съедят ли ее пьяные гости, не ударят ли?  Раньше уже были такие случаи, помню, раз вытаскивала у подозрительных личностей из сумки. Там оказалась породистая — Джек Рассел терьер — собака из Маски, видимо потерялась. Сейчас она живет у новых хозяев.  А эту собаку назвали Даной и никто ее не съел. Наташа как могла, заботилась о псине. Выскакивая на прогулку со своими шустрыми собаками, я иногда видела, как медленно вышагивают Наташа и Дана обе молчаливые и хмурые. От нехватки физических нагрузок Дана была похожа на белую лохматую тумбу на тонких лапах.

И вот безвременная смерть Наташи сделала Дану бездомной. Квартиру опечатали, так как братья Наташи вновь были в местах не столь отдаленных. Падал снег и белая собака печально лежала у двери когда-то пусть и не идеальной, но все же своей квартиры, где ее кормили и любили. У меня сердце рвалось на части, но пятая собака – это перебор, твердо заявил муж. К тому же Кир, сам лишь год назад взятый нами с улицы, выразил свое категоричное «нет», устроив с Даной потасовку. Все что я могла, это отнести Данке старую куртку и мешки из-под корма для подстилки.

Утром и вечером я кормила бездомное животное, кроме того я отправила ее фото в общество защиты животных нашего города с просьбой о помощи. Фото Даны появились на сайтах и в газетах, на столбах и в зоомагазинах. Посыпались звонки: «А щенки у вас есть?», «А собака точно среднеазиатская овчарка, она породистая?» Я чуть не ревела от того, что люди хотели всего лишь даром получить породистого пса. К тому же погода была нежаркая, и каждый день шел снег. Но Дана не унывала. Она подружилась с жильцами нашего двора, играла с детьми, бегала с местными собаками и даже стала больше похожа на своих породистых собратьев. Хотя она и похудела, но явно стала крепче.

Я не уставала удивляться удивительным породным свойствам бездомной собаки, но переживала, что ее дальние прогулки могут закончиться в коммунальнике. Лишь в начале марта за Даной приехали ее новые хозяева, которым я смогла доверить полюбившуюся мне собаку. Правда и тут не обошлось без проблем: собака ни за что не хотела влезать в машину. К тому же молодые ребята взяли подстилку, чтобы не запачкать сиденье, но не взяли ни ошейник, ни поводок. Что ж, пришлось моему псу Альфу поделиться амуницией.

Дана уехала в поселок, стала жить в вольере и дружить с двухлетней дочкой хозяев. Через время я увидела Дану, которая спокойно запрыгивала в машину. Ее привозили на прививку от бешенства. Подходить я не стала, чтоб не расстроиться самой и не взволновать собаку. Лишь мысленно пожелала: «Счастья тебе, Дана!»

Читать еще:

Комментарии и пинги к записи запрещены

Комментарии закрыты