Лошадиная верность

Я занимаюсь верховой ездой (выездкой) в достаточно крупном конно-спортивном комплексе. Лошадь, на которой я езжу, зовут Верность. Это очень высокая, крупная кобыла серой масти, почти белоснежная. Но за великолепной внешностью скрывается весьма и весьма непростой характер.

В тот день мы, закончив тренировку, отдыхали – шагали по кругу вдоль стенки манежа. В помещении становилось тесно – выезжали другие всадники, на следующую тренировку, и мы с Верностью решили выйти пошагать на улицу. Стоял декабрь, несмотря на яркое солнце, было прохладно, и я закутала лошадь в тёплую попону, взгромоздилась сверху, и мы поехали.

Верность весьма благосклонно отнеслась к неожиданной прогулке, и весело глядела по сторонам, возбужденно нюхая воздух. Но идиллия длилась недолго. В открытые ворота, рыча как раненый зверь, на приличной скорости въехал мусоровоз, направляясь к мусорному баку, стоящему в углу двора. Стая конюшенных собак с бешеным лаем кинулась на пришельца. Я поняла бы любую реакцию лошади – испугаться, разнервничаться, кинуться прочь, сбросить меня и убежать в конюшню… но не то, что произошло.

Верность молниеносно оценила ситуацию – к сожалению, куда быстрее, чем я. По её разумению этот чужак вознамерился украсть наш мусор! Это диверсия! И, раздувая ноздри и прижав уши, Верность бросилась вслед за псами. Произошло это буквально в долю секунды. Я, сидя на лошади, укрытой попоной (как следствие – без стремян), покрепче уцепилась и натянула повод, делая попытки остановить воительницу, но куда там!

Собак мы обогнали почти сразу, и они, от увиденного зрелища, даже забыли, зачем бежали. Но Верность не учла одного… Под тонким слоем снежка скрывался слой льда. Незначительный, чтобы поскользнуться, двигаясь шагом, но вполне способный создать проблемы на галопе. Ноги лошади стали скользить, разъехались, и под жалобное ржание и мой тихий писк, мы рухнули на землю.  Упали, как оказалось потом, удачно,  ничего не повредив себе.

Лицо водителя мусоровоза, так и не вылезшего, кстати, из кабины, выражало бурю эмоций. Я с максимальным достоинством и, надеюсь, невозмутимым выражением лица, спрыгнула наземь и потянула лошадь за повод – та встала с выражением полного понимания своего промаха. Сохраняя невозмутимость и чопорное выражение лица, я неспешным шагом прошествовала до конюшни. Тренер, имевшая несчастье наблюдать почти всю сцену из дверей манежа, тихо глотала валидол в конюховке. А Верность теперь почему-то не любит зимой прогуливаться по двору.

Читать еще:

Комментарии и пинги к записи запрещены

Комментарии закрыты