Мы и кошки

Бытует мнение, особенно среди мужчин, что кошки привязываются исключительно к дому, людей ни в грош не ставят, да и разве можно сравнивать собак и кошек. Собака, мол, вот настоящий друг, а кошка, гуляет сама по себе. Что же, спорить о вкусах не буду, просто жаль тех, кто так думает. Ведь подобное мнение сложилось у тех людей, кто не сумел завоевать настоящего кошачьего доверия и дружбы. А дружить представители кошачьих умеют, и верность их может поспорить даже с общепризнанной собачьей, только не каждому человеку удается добиться кошачьей дружбы.

 Мне несказанно повезло. У меня 9 лет прожил прекрасный друг, не однажды помогавший мне в трудные минуты. Благодаря ему я многое узнала о психологии этих удивительных животных, например, почему кошки топчутся или мурлычат, почему любят валерьянку и считатается что у них девять жизней. Вы тоже можете тут найти ответы на все эти вопросы, а я расскажу как мы подружились с  моей  кошкой.

Первое время, когда в моем доме появилась взрослая шестилетняя сибирская кошка, мы обе ходили, подняв «шерсть дыбом». Для обеих все было непривычно: кошка пугалась чужой обстановки и чужих запахов, я же никак не могла свыкнуться с шерстью на коврах и грохотом кошачьего ящика, доносившегося из туалета по ночам. А ее поползновения улечься на моей подушке просто доводили меня до истерики.

Но, в конце концов, выяснилось, что  кошке достаточно потратить на вас максимум три дня… и вы спокойно поддаетесь дрессировке.

У этого животного больше человеческих чувств, чем у какого-либо другого. И поверьте, это не пустые слова. Буська, так звали мою кошку, умела таким образом продемонстрировать свою обиду, что мне приходилось извиняться перед нею и буквально умолять о прощении. И что меня простили я всегда знала точно, когда кошка забиралась ко мне на колени и начинала топтаться на них.

Если она считала, что мне необходимо устроить «выволочку» за поздний приход домой с работы, то когда я возвращалась, она ходила за мною по пятам из комнаты в комнату и долго и нудно «отчитывала» меня, пока у меня не лопалось терпение, и я не огрызалась: «Ну хватит, я уже все поняла». Только после этого она успокаивалась и, как ни в чем не бывало, начинала заниматься своими кошачьими делами.

А когда я сломала ногу и прыгала на костылях, то по ночам она будила меня нежным прикосновением мягкой лапки к моей щеке и… укладывала передо мной на подушку свежепойманную мышь… конечно, децибелам моей «благодарности» не было предела… При этом кошка удивленно таращила на меня глаза, и на ее мордочке было явственно написано: «Ну, понятно, что ты рада, но зачем же так визжать, это всего лишь еда…»

Было время, когда мне пришлось уехать из дома и скитаться по чужим домам и квартирам. Все это время моя «сибирочка», как бетховенский сурок, была со мной, по-хозяйски устраиваясь на любом новом месте.

И в минуты отчаяния, когда мне казалось, что нет выхода из моих проблем и неприятностей, этот комочек пушистой шерсти с ласковым мурлыканием устраивался на моих коленях, успокаивая и давая понять, что я не одинока, что меня любят, а значит, все будет хорошо…

И я, открывая дверь, всегда знала, что возвращаюсь не в дом, где я живу, а домой.

Комментарии и пинги к записи запрещены

Комментарии закрыты