Пищевая мотивация

Трое из четырех моих собак – пищевики. То есть главной мотивацией их действий будет вкусный кусочек. С одной стороны – это неплохо, так как разные команды они разучивают быстрее, но есть и минусы. Например, метис шарпея Кир, попавший к нам с улицы уже в трехлетнем возрасте, очень внимательно смотрит, есть ли у меня в руке или кармане сухарик. Делает выводы и от них уже зависит его послушание. Нет, команду он выполнит в любом случае, но надо видеть с какой радостью пес плюхается на пузо, метет хвостом и «улыбаясь» заглядывает мне в лицо, если знает, что вкусный кусочек зажат у хозяйки в кулаке.

Зная, что ему ничего «не светит», Кир выполнит ту же команду «лежать» словно в замедленном темпе, с тяжким вздохом да еще и в особой манере: передняя часть тела лежит, а задняя слегка приподнята. Пес словно говорит: «Да знаю я эту команду, но не пачкать же пузо!»

Главная проблема пищевика – научиться не подбирать всякую гадость на улице. Думаю, что такое гигиена кормов для животных вам известно, а если нет, то могу пояснить в нескольких словах. Многие инфекционные болезни у животных возникают именно через скармливание зараженных различными возбудителями и патогенными микроорганизмами кормов. Это и ботулизм, и сальмонеллез, и энтериты, и многое другое. А теперь представьте о какой гигиене кормов  может идти речь, если собаки подбирают с земли все подряд. Со старшим Альфом мы намучались, но достигли неплохих результатов, пес уходит от соблазна и смотрит мне в глаза: «Я молодец? А угостить?»

Старушка так долго в сомнениях трясет щечками над найденным куском, что я успеваю подойти и взять ее на поводок. Шустрая Арлет успевает всегда схватить найденное, но после строгого окрика так же быстро выплевывает добычу и с виноватым видом подбегает ко мне. Она делает круглые глаза и словно говорит: «Сама не знаю, зачем мне эта гадость, ну, я побежала?»

Арлет – игровик, и для нее нет лучше поощрения, чем побегать с игрушкой или просто так. А что же Кир? Полгода бездомной жизни научили его что все, найденное на улице – его законная добыча, которую можно смело кушать. Каждый раз, найдя съедобное, будь то килька, выброшенная для бездомных кошек или огромная кость, Кир вздохнув («Сегодня мне повезло!»), пытался приступить к трапезе. Удивлению его не было предела, когда я начинала его отчитывать и тянуть от вкусности. Всей своей благодарной душой пес пытался понять, что же он не так делает.

И вот однажды он пришел к определенному выводу. Мы гуляли на пустыре. Кир исследовал заросли под окнами старой гостиницы. Я смотрела за ним с пустынной дороги. Летний день клонился к вечеру, я расслабилась, что могу себе позволить лишь в таких пустынных местах. И вдруг понимаю: Кир нашел добычу! Расстояние между нами большое, за то время что я к нему добегу, можно сто раз съесть найденное. Кричу: «Фу!» в надежде, что послушание, которое Кир неизменно проявлял из большой любви ко мне, пересилит соблазн.

Смотрит на меня, думает, собрал все складки на лбу. Опускает в траву морду, берет что-то в зубы. «Ах, ты ж неслух! – восклицаю с досадой. Но Кир не ест, он идет ко мне, а в зубах у него батон белого хлеба. Пес приносит хлеб и с гордостью кладет у моих ног. У меня прямо слезы из глаз брызнули: «Ты мой добытчик!» шепчу ему, не зная, куда задвинуть батон. Сунула хлеб в кустик, а сама так и не поняла, что же мне делать? Ну не ругать же пса за то, что он, переживший тяготы уличной жизни, сделал свои выводы насчет еды.

Читать еще:

Комментарии и пинги к записи запрещены

Комментарии закрыты