Последний ночной дозор

Однажды летом, когда жара стояла просто невыносимая и ночь не приносила облегчения, задумала я переночевать на улице, в нашем небольшом дворике. Собаки удивившись, что я не тороплюсь домой, а укладываюсь на раскладушке, решили показать свою преданность и остались меня охранять. Вся банда из четырех собак ревностно взялась за дело. Стоило мне, налюбовавшись звездами, смежить веки, как с топотом и лаем собаки кидались к забору, отважно предупреждая меня об опасной близости соседских котов, посмевших потревожить хозяйский сон.

Вставать и загонять собак в дом, желания не было, да и соседи,  которым мог не понравиться собачий лай, жили от нас далеко. Когда мы покупали дом, то специально выбирали такое место, чтобы можно было разместить всех своих животных, ведь помимо четырех собак у нас были еще и кошки, морские свинки, попугай.  И самое интересное, что ни одно животное мы не покупали, все они появились у нас случайно.  Вы бы видели, какими глазами смотрят на людей собаки в приюте, надеясь обрести хозяина, вот и я не смогла пройти однажды, хотя в доме уже была одна собака. За второй появилась третья, потом четвертая.  Пришлось перебираться из квартиры в частный дом.

Измучившись от шума, я уже собиралась вернуться в дом, но провалилась в сон и проснулась лишь утром от неприятной сырости. Одеяло было покрыто росой, вокруг стояла тишина, нарушаемая лишь теньканьем какой-то ранней птахи. А где же мои охранники? Я оглянулась и увидела толстенькую Терру, самую старшую из собак. Она была вся седая от покрывших ее капелек росы и неподвижно, словно удивительная каменная статуэтка, сидела на ступеньках крыльца, охраняя мой сон. Остальные собаки дружно дрыхли в теплом сумраке спальни.

Прошло несколько лет. Холодный апрель начался большим горем для нашей семьи. Стремительно прогрессирующая болезнь настигла старушку Терру. Уколы, таблетки, капельницы не приносили ей облегчения. Сильная наша девочка стойко переносила боль и неприятные процедуры, но когда пошел третий день отказа от корма, я заговорила об эвтаназии. Муж был категорически против и призывал дать Терре шанс. После обсуждения с врачом, назначили на утро операцию. Надежда нас всех окрылила, день стоял солнечный, Терра лежала на одеяле во дворе и с самым живым участием наблюдала за проснувшимися пчелками и за соседской овчаркой.

Вечером Терра пошла к сыну, полежала у него на кровати, потом пошла к нам на диван, а затем отправилась во двор. Видя ее страдания, я уже пожалела, что не освободила ее от них. И сейчас все, что я могла сделать – это быть с ней в ее последнем дозоре, как она когда-то была со мной. Я поглаживала исхудавшую собачку и говорила ей о своей любви. Около двух часов ночи Терра перестала постанывать. Я замерла. Голова собаки откинулась на подстилку, по телу прошла дрожь. «Терра, не уходи», — вскрикнула я, но все было кончено. Мы стояли с мужем и сыном над нашей первой собакой, и поверить в произошедшее было просто невозможно.

Может среди бед и страданий, царящих в мире, смерть маленькой собачки покажется многим пустяком, но для нашей семьи это оказалось настоящим шоком. Маленькая толстушка героически выжила при рождении в холодном январе, больше восьми лет дарила нам свою любовь и верность и умерла на посту, пусть и не боевом, но все же героическом.

Комментарии и пинги к записи запрещены

Комментарии закрыты