Противостояние

Мой сын Ваня восемнадцати лет, худенький мальчик, похожий на Гарри Поттера, гневно сверкает очками и потрясает укушенной рукой. Головастый шарпей Кир смотрит с интересом и без капли раскаяния то на меня, то на сына. Что же произошло? Оказывается, Киру не понравилась шумная компания молодых людей пришедших к Ване в гости. Они так азартно спорили какие  вещи самые надежные, что в процессе выяснения отношений пострадал сын. А шарпей Кир смотрит на меня преданным взглядом: «Мама, я же следил за порядком, пока тебя не было!»

Через пару дней меня опять встречает вопль сына: «Он меня укусил!» И на мое неуверенное уже: «Не может быть…» отвечает муж: «Может, может. Он и меня укусил!» Мне жалко и моих мужчин и пса. Сама себя укоряю: «Что же ты за мать, если из-за какого-то пса страдает твой сын?» Но Кир следует за мной по пятам и всем своим видом показывает, что ради меня готов порвать любого.

Вечером иду к Ванюше в комнату, чтобы обсудить создавшуюся ситуацию.

— Ты конечно опытный собачник, но ведь Кир уличный боец и к нему надо подобрать ключик.

— Пусть он выйдет из моей комнаты, — сын тычет пальцем в собаку.

Я что-то говорю, сын грубо отвечает, в воздух взмывает мускулистое серое тело. Алые брызги крови из прокушенной руки сына веером падают на белую постель. Мой мальчик действительно опытный собачник, хватает пса за загривок и прижимает к полу. Борясь с желанием прийти на помощь, лишь рычу: «Держи, если удержишь, ваши отношения наладятся!» Кир замирает под крепкой рукой парня.

Хватаю агрессора за шкирку и словно мешок мусора выношу и бросаю на место. У висевшего в моей руке Кира ужас в глазах: «Я сделал что-то не так, я обидел маму…» Другие три наши собаки перепугано жмутся на диване, муж идет за аптечкой. Семейный совет проходит с максимальным накалом страстей. Мое сердце рвется на части. Ваня с перебинтованной рукой категоричен.

Муж хвалит сына за стойкость и говорит: «Собаку придется усыпить». Мы смотрим на Ваню. Тот теряет запал: «Может, пристроить куда?» «Нам с мамой совесть не позволит пристраивать взрослого агрессивного пса. Либо усыпить, либо дать шанс».

— Что нужно для этого? – сдается сын. С горячностью начинаю разрабатывать стратегию: «Ты должен сам с ним гулять, кормить и перед тем как поставить миску с кормом, заставь его выполнить команду «сидеть!» Спать ложимся за полночь.

Прошло почти три года. Кир так и не научился играть игрушками и лизать руки. Если пес хочет выразить моему сыну свои чувства, он просто берет его ладонь, трется о нее своими пухлыми щеками и начинает слегка покусывать пальцы. Ваня смеется и переводит его действия так: «Я старый солдат и не знаю слов любви!»

Читать еще:

Комментарии и пинги к записи запрещены

Комментарии закрыты