Разговорчивый попугай

Эту забавную историю про волнистого попугая нам рассказала девушка, с которой мы познакомились в Кисловодске, когда ездили отдыхать в санаторий «Виктория». И город, и санаторий нам очень понравился, а больше всего поразил парк. Такой кусочек живого леса в самом центре города, где ни белки, ни птицы не боятся людей, и с удовольствием принимают угощение из рук отдыхающих.

Настя птиц не любит, но почему-то именно ее форточку выбрал для политического убежища пролетающий мимо волнистый попугай. Видимо, решил погостить. Поскольку пернатое проникло на территорию контрабандой, некоторое время ему удавалось оставаться незамеченным. Пока Настя не вошла в кухню. Где ей на голову внезапно спикировал неопознанный летающий объект.

… твою мать! – произнесла Настя, внятно и очень громко. И не говорите, что вы не разделили бы ее чувства, оказавшись в подобной ситуации. Да, настоящий джентльмен всегда называет кошку кошкой, даже если в темноте наступит на нее, но Настю джентльменом назвать никак нельзя.

Так в доме появилась живность. Попугай обитал в кухне, перемещался по ней абсолютно свободно, и главным его занятием было оставлять вокруг доказательство своего существования и отличной работы пищеварительного тракта. Настя, дабы получить от нового жильца хоть какую-то пользу, пыталась научить его членораздельной речи, но птица изображала партизана, попавшего в руки гестаповцев, и хранила гордое молчание, лишь вызывающе всматриваясь в хозяйку жилища блестящими глазками-бусинками.

Настя, отнюдь не горя желанием разделять жилище со столь неблагодарным созданием и будучи девушкой честной, искала законных птицевладельцев, расказывая всем про попугая, который залетел к ней в окно, и наконец ей улыбнулась удача. Законной хозяйкой нелегала оказалась бабушка – божий одуванчик, для которой дерзкое пернатое было светом в окошке, смыслом жизни и единственным фактором, который скрашивал тяготы существования. И Настя с немалым облегчением поволокла загостившегося пернатого в родные пенаты.

Старушка, уже утратившая всякую надежду когда-либо увидеться с беглецом, извлекла его из клетки, причитая: «Кешенька! Ты вернулся, Кешенька!» Кешенька забрался бабушке на плечо, немного подумал и очень громко и отчетливо заявил:

— … твою мать!

Старушка онемела, а когда шок прошел, ошарашено переспросила, вероятно, в надежде на то, что услышанное – побочный эффект приобретенной тугоухости, а не жестокая реальность.

— … твою мать! – охотно повторил попугай.

— Кешенька – пролепетала бледнеющая старушка. – Кто тебя этому научил?

Настя, кожа которой, напротив, приобрела багровый оттенок, поспешно распрощалась и ретировалась.

— Гад! Нет, ну какой гад! – возмущалась она, рассказывая эту историю про попугая. – Молчал две недели, хотя я учила его говорить нормальные слова, а стоило однажды, всего лишь однажды услышать ругательство – и вот, пожалуйста! Что о нас теперь думать будут?

Читать еще:

Комментарии и пинги к записи запрещены

Комментарии закрыты