Ротвейлер-свинопас

Ротвейлеров принято считать исключительно охранными собаками, но никак не пастушьими. Лакса или, как ее называют дома, Ксюха, полностью опровергла это утверждение без какой-то дополнительной дрессировки, успешно справляясь с выпасом вьетнамских вислобрюхих свиней.

Лоснящаяся толстая Ксюха проводила свои дни на работе: она сидела на цепи и охраняла дом. Входящие пугались одного ее кровожадного ротвейлеровского вида, и старались задержаться у калитки. На самом деле у Ксюхи была душа болонки – она могла зализать насмерть от большой любви к окружающему миру, а от громких окриков валилась на землю лапами вверх или пряталась в будку. С цепи ее спускали для моциона, а также чтобы не бегать за наглыми вьетнамскими поросятами, которые, вместо того, чтобы мирно пастись на лугу, нашли дыру в заборе и временами приходили пастись на огороде.

Надо сказать, что Ксюха быстро осознала свою миссию: она подскакивала к разбегающимся поросятам и гнала их точно в их загон. Если какой-то поросенок хитрил и прятался в ближайших кустах, Ксюха возвращалась за ним и пригоняла к общему стаду. После этого, как приличная девочка, она прибегала к своей будке и садилась рядом: работа выполнена.

Критический день наступил тогда, когда у соседей сбежала большая белая корейская свиноматка. Уж не знаю, сработали ли материнские инстинкты или просто стадный рефлекс, но она быстро нашла пасущихся на лугу вьетнамских поросят и взяла их под свое покровительство. Вся веселая компания скоро обнаружила заветную дорожку, ведущую к огурцам, салату, кабачкам и прочей хозяйской гордости. С довольным похрюкиванием свинки принялись копаться на огороде.

Ксюху спустили по привычке – белая свинья стояла в сторонке и ее как-то не заметили. Все были увлечены тем, что наблюдали как на крыше устанавливали антенну приглашенные мастера.  А собака как обычно подбежала к поросятам, и тут неожиданно встретила сопротивление: корейская свинья, в два раза выше ротвейлера, развернулась пятачком к страшной собаке и решила принять бой. Поросята, почуяв защиту, столпились неподалеку, наблюдая за происходящим. Ксюха опешила – она не ожидала такого поворота событий.

Самое страшное было оказаться невольным заинтересованным свидетелем предстоящего боя. Свинья – чужая, за каждую отметину на жирной шкуре пришлось бы заплатить, и немало. Собака – своя, и что бы с ней ни случилось – это бесконечное беспокойство и долгий процесс лечения. Перед глазами мелькали кровавые картины развития событий. Команду «ко мне» Ксюха услышать отказалась. Злобное фырканье свиньи – и припавшая к земле ротвейлериха делает финт за спину противника, щелкает зубами возле обросшей жиром ляжки и с паническим визгом грозный зверь пускается в бегство. Ксюха – за ней.

«Догонит — порвет», — мелькает мысль. – «Свинья-то незнакомая». Через несколько минут, радостно разбрызгивая слюни, Ксюха вернулась к «своим» поросятам. Загнав их в положенное место, собака в изнеможении рухнула возле будки. А еще спустя полчаса пришла удивленная соседка: «Понять не могу – что со свиньей случилось. Дверь в сарай открыта, а она не выходит. Стоит – и дрожит, как студень».

Ксюха слушала этот разговор и улыбалась во всю свою клыкастую пасть, как могут улыбаться только собаки, которые все и обо всем знают.

Читать еще:

Комментарии и пинги к записи запрещены

Комментарии закрыты